Приоритеты: экология и оздоровление человека | Российский Социально-экологический Союз

Приоритеты: экология и оздоровление человека

Интерес к поиску новых решений, изобретательство у инженера Ефима Вольфсона сформировался ещё в молодые годы. Это свойство ума передалось ему по наследству от деда и отца. Первые попытки что-то полезное придумать и внедрить случились лет 40 назад, а сейчас ему почти 70. Прошёл «огонь и воду». А вот «трубы», как он говорит, обошли его стороной. Ну, и пусть…

По образованию, полученному в МИСиС, и в первые годы после ВУЗа Ефим был далековато от экологии, хотя многие его однокурсники издавна занимаются этой наукой, решают и практические вопросы. Но потом всё же к нему пришёл осознанный интерес к экологическим проблемам, а с возрастом он даже усилился. Об этом мы и решили поговорить.

Сегодня Е.Ф. Вольфсон – Действительный член «Международной академии авторов научных открытий и изобретений», учредитель Некоммерческой организации «Фонд содействия изобретательскому процессу «НОВИК».

- Ефим Файтельевич, позвольте вначале поздравить Вас и Ваш фонд с недавним приёмом в Общероссийскую общественную экологическую организацию «Социально-экологический союз» (РСоЭС). Насколько для вас это осознанный шаг? Хотя, наверное, я мог бы и не задавать такой вопрос солидному мужчине в почтенном возрасте?

- Спасибо за поздравление. Разумеется, вступление в РСоЭС – осознанный шаг! Я написал два заявления с просьбой о приёме. Одно от своего имени, а второе по решению правления ФСИП «НОВИК», директором которого являюсь, и подписал их, как говорят в таких случаях, в относительно добром здравии (с учётом возраста) и в твёрдой памяти. И сделать такой шаг меня надоумили Вы, так как до нашего знакомства я и не слышал о таком объединении экологов. А он даже, оказывается, всероссийского масштаба и существует больше двух десятилетий.

- Мы не так давно знакомы, и поэтому я тоже не догадался бы рассказать о союзе социальных экологов, который, к сожалению, «благодаря» правительству и СМИ, вовсе не на слуху у людей. А предложил обратить внимание на СоЭС, когда Вы сказали, что, оказывается, давно интересуетесь и даже занимаетесь проблемами охраны окружающей среды. Может быть, повлияло и то, что наш разговор состоялся ещё в прошлом году, названном громко «Годом экологии»…

- Я уже много лет, но как-то не системно интересуюсь вопросами охраны окружающей среды, а с загрязнением природы столкнулся ещё в давний период работы на Московском инструментально заводе.

Я люблю природу, поэтому, выехав из Москвы, живу по соседству с сосновым бором, рядом с речкой, небольшими полями в её пойме, и мне не всё равно, что происходит вокруг.

Об этом я расскажу подробней чуть позже, а сейчас хочу сказать, что вступление в союз предопределили схожесть интересов и целей РСоЭС и Фонда «НОВИК», мной созданном, и то, что экология с 2016 года, в преддверии Года экологии, объявленном президентом страны, стала для фонда приоритетным направлением, как в научно-техническом смысле, так и в практических действиях в области охраны окружающей среды.

С этой целью я даже потратил уйму времени, чтобы внести и закрепить в статье 4 Устава фонда изменения. Цели и виды деятельности Фонда» обогатилась следующими словами: «Приоритетными направлениями являются: экология, оздоровление человека, биотехнологии, энергетика, транспорт, а также новые материалы».

- Чувствую, что разговор будет непростым, как и знакомство с необычным фондом, которым Вы руководите. Но раз уж начали, то мне, да и читателям было бы интересно понять, что Вас привело к мысли создать структуру, которая помогала бы изобретателям и рационализаторам, как в приснопамятное советское время, продвигать свои идеи «в массы»? Я как-то не уверен в том, что цели вашего фонда преследуют приобретение богатства, ведь фонд создан как некоммерческая организация.

- Разумеется, никто из участников фонда и в мыслях не держит, что мы в одночасье станем богачами. Наша организация, созданная на основе добровольных имущественных взносов, преследует лишь, как написано в Уставе, «общественно полезные цели в области совершенствования и модернизации имеющихся технологических процессов и техники в целом».

- Я правильно понимаю, что ваш фонд, тем не менее, может заниматься предпринимательской деятельностью? Вы же не можете рассчитывать на какую-то помощь со стороны государства, правительства страны, не очень-то рьяно занятого вопросами экологии и настоящей охраной окружающей среды?..

- Совершенно верно. Оговорка в том, что мы можем заниматься только такой деятельностью, которая необходима «для достижения целей, ради которых создан фонд».

- О,кей, мы не будем углубляться в дебри законодательства, вспоминать всю историю фонда, меня интересует, в основном, его современная деятельность. Расскажите, что Вам и фонду удалось сделать в области экологии и/или в её приграничных областях?

- Пока, к сожалению, в силу ряда причин, успехов и достижений не так много, как хотелось бы, но отмечу, к примеру, своё главное достижение за последние годы – разработку конкретных рекомендаций по тушению лесных и торфяных пожаров.

В 2002 году, благодаря моим советам, которыми воспользовались пожарные дружины и добровольцы при тушении торфяников в Каширском районе Московской области, их площадь и интенсивность были значительно сокращены. Было приятно получить потом Благодарственное письмо от МЧС РФ. Прошло восемь лет, настал 2010 год, пожары повторились с удвоенной силой, но всё было забыто…

- А в чём суть ваших рекомендаций?

- Она в том, что был изменён характер горения торфа. Обычно на торфяниках полезное ископаемое горит на глубине при недостатке кислорода. В этих случаях происходит недоокисление, и продуктами такого горения является окись углерода, а если ещё торф увлажнён, то и водород подключается в процесс. Смесь СО и Н2 – это абсолютно лучшее газовое топливо, которое превосходит природный газ по своей плотности и теплотворной способности.

Постоянная практика тушения горящих торфяников водой, чтобы погасить торф в глубине почвы – это нонсенс, но этого обычные пожарные и добровольцы не понимают.

Мною было предложено раскрывать глубинные зоны горения взрывом, а потом открытый фронт горящего торфа гасить водой. Далее выгоревшие воронки зарыть и поле заровнять с помощью бульдозера – дело времени.

А вот из последних моих успехов в области охраны окружающей среды отмечу выявление нарушений в работе котельной посёлка Институт, где я проживаю.

- Да, Вы как-то рассказывали, что возле Вашего дома стали почему-то быстро засыхать верхушки некоторых деревьев, несмотря на то, что от засухи та местность вовсе не страдает…

- Вы знаете, уважая и любя природу, невозможно не заметить результатов пагубного воздействия на неё неразумными действиями человека. Я и раньше чуял носом какие-то странные запахи дыма от поселковой котельной. Этой проблемой я занимался лет пять, используя исключительно косвенные признаки. Гибель деревьев, и их расположение вокруг некого центра как раз и позволили подобраться к причинам экологической проблемы. Дополнительную роль сыграл ледяной дождь, когда под тяжестью обледенения больные деревья падали в первую очередь.

В зоне воздействия дыма от котельной и засыхали деревья, а у их оснований стали вырастать кустарники. На языке биологии можно сказать, что здесь имело место мутагенное воздействие. Людям тоже досталось, и мне лично также пришлось несладко, но это отдельная тема…

- Что же там такого-эдакого жгли?... А каковы были ваши дальнейшие действия? Был ли кто-то наказан за грубое нарушение инструкции, приведшее по цепочке к нарушению природоохранного законодательства, к отравлению атмосферы? Или Вы удовлетворились извинениями?..

- Никто передо мной не извинялся, всё было сделано келейно, но всё-таки нарушение было устранено. Сейчас вроде другие деревья не гибнут от химического воздействия. Меня другое удивляет. Вот, к примеру, врач допустил врачебную ошибку, в результате чего погиб человек. Невольного убийцу непременно ждёт суд, зачастую даже потеря врачебной лицензии. Таков закон.

В данном же случае нанесён вред здоровью не только Природе, а и многим людям, живущим в посёлке, ибо действие отравляющих веществ носит заведомо мутагенный характер. Тем не менее, все, кто допустил это, на мой взгляд, тяжкое преступление, остались на своих местах, разбирательство, по-видимому, носило административный характер. Никакого судебного вердикта не было.

Итог: пострадавшие деревья стоят безмолвными обрубками вдоль улицы, отравлению подвержено 100 гектаров лесопарковой зоны. Выявлено много заболеваний у людей, связанные с желудочными и лёгочными аномалиями, десятки жителей серьёзно болели. Некоторые неожиданно ушли в иной мир, но в диагнозах и других документах настоящая причина болезней и смертей не указана.

-Вы жалеете, что не довели эту проблему до логического конца?

- Проблема, конечно, не вполне понята и раскрыта, тем более что нечто подобное по такому же сценарию происходило и в других населённых пунктах и, как я понимаю, не только в Калужской области.

Кстати, в СМИ периодически появляется информация о сжигании в котельных топлива и других горючих материалов, содержащих различные отравляющие вещества (ОВ). Но мне не известны случаи наказаниях виновных…

- А как, по-вашему, эта история должна была завершиться?

- Должен быть суд, судебное и даже уголовное расследование, ведь в данном случае виновные исполнители выявлены. Искать их было нетрудно, кое-кто здесь в посёлке живёт. Они должны были в рамках принудительных работ провести санацию отравленной территории, убрать больные и мёртвые деревья. А руководители и организации, ответственные за этот беспредел, должны быть отстранены от работы с запретом трудиться в системе ЖКХ, как минимум, на 10 лет. Они должны также обеспечить замену повреждённого лесного фонда и лесопарковой зоны института, выплатить компенсацию за ущерб, нанесённый здоровью людей.

После очередного приступа удушья, вызванного выбросами в воздух ОВ утром 6 октября 2015 года, я был госпитализирован с диагнозом «инфаркт миокарда», потратил за полгода лечения свыше 100 тысяч рублей, а потом долго восстанавливал своё здоровье.

- Давайте абстрагируемся от этой конкретной ситуации и зададимся вопросом: особо опасные отходы, которые, возможно, были использованы в виде топлива, всё-таки надо как-то по-другому обезвреживать и/или достаточно утилизировать в специальных полигонах?

- Это больше чем региональная проблема, это мировая боль. Тысячи наливных барж в разных местах планеты хранят в себе заряды смертельной отравы. Её тайно сливают в различные ямы, пустоты в земле, в водоёмы, реки. Как быть? На мой взгляд, часть опасных отходов группы пуринов и фуранов должна быть переведена в безопасное состояние путём сжигания в ионизированном состоянии, в плазме. Для этого отходы должны быть ионизированы нагревом, а после этого при дожигании переведены в нейтральное состояние.

Эта схема полностью аутентична принципам газогенераторных технологий, которые должны вновь найти повсеместное применение. Кроме того, мне, как изобретателю, просто непонятно, как можно иметь проблемы с захоронением радиоактивных, токсичных и опасных отходов, когда в нашей стране есть такое изобретение как «КРОТ» - это своеобразная ракета, которая может летать под землёй, создавая при этом подземные помещения произвольного размера. Использование этого запатентованного изобретения могло бы стать ярчайшим примером того, как при помощи изобретений можно и нужно решать народнохозяйственные и экологические проблемы.

- Несмотря на некоторые успехи, ещё многое, как я понял, не получается в деятельности фонда, основной движущей силой которого Вы сами, как его директор, и являетесь. Почему? Может быть, Вам стало уже понятно, что только собственными силами в виде правления фонда из трёх человек и теми кадрами, которые составляют НТС фонда, даже некоторые, но весьма обширные вопросы экологии не решить? И что теперь, вступив в ряды РСоЭС, у вас появилась надежда и даже уверенность, что вместе с авторитетной общественной организацией вам удастся добиться бóльшего внимания власть имущих к животрепещущим проблемам экологии, охраны природы?

- Я рассчитываю, что участие в работе РСоЭС позволит использовать дополнительные юридические механизмы для повышения ответственности властных структур за экологические преступления, за сокрытие экологической информации, которая должна быть открыта в соответствии с 42 статьёй Конституции РФ и другими нормативными документами, ну и, конечно, добавится аудитория для распространение экологических знаний.

Главное в экологических знаниях – это понимание, что мы – невольники природы, и наше будущее зависит от того, в какой степени гармонично с ней будем себя вести.

- А может быть, причина многих экологических проблем в том, что на местах, и, в частности, в Боровске, в Боровском районе, Обнинске, да и в Калуге просто не хватает денежных средств на социальные вопросы? Может, не те приоритеты выходят на первый план? Ведь до сих пор в нашей области мало хороших дорог, но очень много ветхого, даже аварийного жилья, наше общество деградирует из-за того, что старики и люди среднего возраста всё чаще и больше болеют, и поэтому лишь число аптек увеличивается, а молодёжь утекает за заработками в столицу, либо за границу страны? И решение насущных экологических вопросов из года в год переносится на более поздние сроки или вовсе откладывается…

- Только банальное понимание проблемы не поможет её решению. Не все чиновники, находящиеся во власти, «догоняют», что именно экология служит источником средств в большинстве случаев. Нужны соответствующие изобретения, и они есть, главная причина в том, что нет желания, а порой и умения решать экономические вопросы на основе внедрения изобретений в области экологии и пограничных дисциплинах.

Часто приходится слышать: дайте нам инвестицию, мы купим завод для переработки мусора и решим проблему. Но ведь то, что власть хочет покупать, она должна уметь создавать с использованием российских изобретений. Не так ли?

- Так. Однако те, кто при деньгах, считают, как правило, что сначала надо экономику восстановить, а экология подождёт… Пока трудно их убедить, что нельзя разрывать эти темы и проблемы друг от друга. Но уже сегодня на разных уровнях начинают понимать, что только в связке можно достичь существенного прорыва, как в экономике, так и в сохранении природы и здоровья людей!

- Я согласен с этим наблюдением. Понимание есть. Дело за малым… Давайте, для примера, вспомним Великую Отечественную войну. Весь ВПК Советского Союза использовал в те военные годы газогенераторную энергетику. Каждый рваный сапог, каждая промасленная тряпка и другие утилизируемые отходы производства превращались в энергию на отечественных газогенераторных станциях, которых было около 200 тысяч по всей стране, что, в том числе, и привело к Великой Победе.

Видео. Газогенератор https://www.youtube.com/watch?v=ciBrGyVL2sI

Я так уверенно говорю, потому что знаю этот предмет, как инженер-металлург по образованию и специалист-практик. Ведь не только я понимаю, что энергия, тепло – были во многом решающими факторами в напряжённой работе Тыла, который тогда жил под лозунгом: «Всё для фронта, всё для Победы!».

- А что стало происходить после праздничных салютов в честь Великой Победы над Германией?

- В 40-50-ые годы ещё продолжалась по инерции прежняя практика использования угля и нефти из старых месторождений, а потом, благодаря геологам, которые открыли большие месторождения газа, почти всю промышленность стали переводить на него. Бывшая эффективная организация «Газогенераторстрой» волевым усилием была закрыта, а её блистательных изобретателей и учёных «влили» в состав Средмаша, а затем Минатома. Рабочих, естественно, перепрофилировали. Удивительно, но профессия «газогенераторщик» в тарифно-квалификационном справочнике по-прежнему существует. Думаю, это неслучайно.

- Могу себе только представить, какая эйфория охватила «партию и правительство» с появлением газа в качестве топлива… Советская пропаганда сделала своё подневольное «дело», и с тех пор повсеместно стали использовать лишь природный газ – это относительно чистое, в сравнении с другими видами, топливо…

- Тем не менее, значительная часть территории страны до сих пор не газифицирована, а газопроводы тянутся за рубеж. При этом в мусорных свалках, на полигонах горят, извергая ядовитый дым и ОВ, те же поношенные и рваные сапоги и ботинки, промасленные тряпки и шины, к которым добавилось неисчислимое количество пластиковых изделий и упаковок…

Значительно больше, чем во время войны стало гореть лесов, не затихают, а продолжаются даже зимой торфяные возгорания и даже пожары... И уже возникло опасение: а хватит ли у нас на планете кислорода для жизни?

- Вот как? Вы считаете, как и некоторые учёные, что может не хватить кислорода уже при нашей короткой в масштабах Вселенной жизни, если будем жить в прежней парадигме наплевательского отношения к захламлению Земли?

- А какие возможности есть, чтобы спасти ситуацию? Я что-то не вижу прорыва в этом отношении. На мой взгляд, необходимо проанализировать всё, что было создано в этой области хотя бы за последний век.

Если говорить ближе к нашим делам, то следует незамедлительно привлечь весь изобретательский потенциал региона для решения проблемы утилизации и переработки отходов. Этот потенциал, по моим наблюдениям, весьма высокий, и чтобы его раскрыть, нужна политическая воля руководства области, нужны прямые контакты, встречи с изобретателями, конкурсы проектов и многое другое, что поможет решить весь комплекс проблем с отходами.

- Недавно в интервью «РИА Новости» калужский губернатор Анатолий Артамонов сказал, что область готова разместить на своей территории высокотехнологичные перерабатывающие комплексы с сортировкой отходов, которые образуются на территории Московского региона.

По его словам, отсортированные отходы можно будет использовать в бумажной промышленности, при производстве строительных материалов, а также попутно заниматься лесопереработкой, расположить рядом теплицы и использовать выделяющееся при переработке тепло для их отапливания.

Он рассказал, что в Калужской области построены три мусоросортировочных завода. Они работают очень успешно. Но, как оказалось, мы производим не так много мусора, и заводы пока не полностью загружены».

Что Вы можете сказать по поводу этой «мажорной» новости?

-Я не знаю, где находятся эти мусоросортировочные заводы. Адрес не указан, и в СМИ об этом не говорится. Судя по содержанию новости, получается, что мусор успешно сортируют. А что дальше? Куда девают?.. Непонятно. Такие куцые «новости» ничего не объясняют, а только вводят в заблуждение читателей. Те, кто вникает в суть, знают, что раздельный сбор мусора, отходов производства – это лишь начало утилизации. На мой взгляд, не только сбор, но и первичная переработка должна быть организована, по возможности, на каждом предприятии, производящем отходы. Неужели экономически выгодно возить мусор куда-то, иной раз аж через две области? Это что за экономика такая? Мне трудно понять такую логистику.

- Ефим Файтельевич, ещё в начале т.г. у вас состоялось годовое собрание правления фонда, на котором вы приняли решение вступить в РСоЭС. В связи с этим, наверное, в план работы внесёте коррективы. На чём сосредоточитесь? Что намечаете делать уже в рамках имеющихся программ и проектов союза социальных экологов?

- В соответствии с целями фонда мы продолжим изучать изобретения в области охраны окружающей среды и информировать теперь РСоЭС о возникающих возможностях. Одна из первых задач – это расчистка противопожарных прудов, которые повсеместно зарастают ряской и другими водными растениями, заиливаются, что, конечно же, недопустимо. Член правления ФСИП «НОВИК» Сергей Морозов уже провёл переговоры с заказчиками и исполнителями о способах решения проблемы.

Намечено участие фонда в программе РСоЭС «Экология и здоровье». Недавно мы на собрании экологов и неравнодушных граждан приняли решение о создании Калужского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Социально-экологический союз». Будем проводить встречи, писать письма и обращения к руководителям региона, муниципальных образований, к депутатам и предпринимателям с требованиями и просьбами по вопросам экологии и охраны окружающей среды. Есть планы по участию в различных природоохранных акциях и событиях.

- Ефим Файтельевич, на какие незаданные вопросы Вы хотели бы дать ответы?

- Я бы хотел дать ответ, например, на вопрос: «Что мешает федеральным органам успешнее решать экологические проблемы?»

На мой взгляд, нужен более сбалансированный изобретательский концепт Энергетического сектора экономики. Нужно создать дополнительную Энергетическую структуру, которая сделала бы промышленные и коммунальные бытовые отходы (ПиКБО) сырьём для энергетики, используя при этом и ископаемое топливо – уголь, торф и другое биотопливо, а главное – древесину, которая повреждена пожарами, лесными «вредителями» и требует замены на огромных территориях.

Калужская область могла бы быть в первых рядах создателей этой новой энергетики, ведь наша область не имеет своих генерирующих мощностей, использует покупную электроэнергию.

Особо хочу сказать об угле. Сейчас идёт борьба за отказ от угля для централизованного отопления таких крупных городов как Красноярск, Иркутск, Чита и других в целях оздоровления атмосферы. Но проблема не в угле как таковом, а в его неправильном сжигании. Прямое сжигание по всем параметрам затратно, и поэтому невыгодно, и оно не позволяет очищать отходящие газы от загрязняющих веществ, из которых особенно опасны Cd, Pb, S…

В связи с этим хотел бы обратиться к историческому опыту. В эпоху паровозов было такое понятие как «паровозные огарки». После сжигания угля и другого топлива в паровозной топке образовывался шлак с содержанием некоторого количество углеродной составляющей. Так вот, чтобы составляющую использовать до конца, эти самые паровозные огарки применяли как топливо для газогенераторов. Теперь Вам должно быть понятно, какова, на самом деле, была эффективность газогенераторных технологий.

- Уже в ту пору думали о безотходной технологии, старались экономить не только в большом, но и малом!

- Конечно. Я Вам больше скажу: по вопросу газогенераторных технологий я – уникальный специалист, и поэтому могу утверждать, что, только основываясь на полномасштабном развитии газогенераторной энергетики, Россия станет, в полном смысле, богатой страной с экологически благополучной средой.

Значит, надо незамедлительно применять современные технологии (а они есть) по комплексному использованию твёрдого топлива (угля, торфа, древесины и др.) для отопления, в промышленных целях и для газогенераторной энергетики.

И сегодня, те, кто предпочитает видеть в качестве решения всех проблем централизованное газоэнергообеспечение, должны осознать, что это тупиковый путь.

Пришло время для реализации альтернативных проектов, направленных на решение целого комплекса во многом известных народно-хозяйственных задач:

  • восстановление лесов путём ротации повреждённых насаждений на новые;
  • возрождение плодородия почв при использовании в качестве удобрения древесной золы, полученной от газификации древесины, включая все виды древесных отходов;
  • всеядную децентрализованную энергетику с автономным обеспечением местным сырьём, и на этой основе обеспечение энергетической безопасности страны за счёт применения местных видов топлива с использованием газогенераторных технологий в условиях возможной войны;
  • экологическая переработка мусорных полигонов.

Вот далеко не полный перечень возможных результатов от реализации альтернативных проектов.

А ещё с удовольствием ответил бы на вопрос о планах работы. Мы же всем составом правления фонда «НОВИК» вступили в РСоЭС, участвовали в создании КРО «СоЭС», значит, и планы наши совпадают по многим пунктам, касающимся вопросов экологии.

Так что мы не пройдём мимо таких планетарных и общероссийских акций, как День Земли 22 апреля, День биоразнообразия 22 мая и День эколога 5 июня. Будем проводить беседы, «круглые столы», участвовать (и даже, по возможности, организовывать) в фестивалях, форумах, конференциях и других событиях.

Вёл беседу Геннадий Мингазов